"Съедобное-несъедобное", или 10 любимых занятий садовода

Не в силах изменить своему профессиональному любопытству, я провела опрос с целью выяснить, каковы любимые занятия садоводов и цветоводов. В опросе приняли участие 39 человек, и все они с огромным удовольствием составили собственный рейтинг десяти любимых дел садовода. Можно было бы сразу рассказать, на каком месте находится прополка, а на каком – покупка семян, но это не удивит вас, как не удивило и меня во время чтения. Меня разволновали слова, которыми люди рассказывали о своей любви к садовым занятиям.



Большинство из них писали про свой сад, как про источник удовольствий, используя слова и образы, связанные с пищей. Совершенно понятно, что сады, которые состоят из яблонь, малины и огорода, созданы именно для питания. Но почему даже садоводы, которые выращивают несъедобную красоту, выражаются так:

  • «поглощать взглядом розарий», 
  • «утолять жажду красного цвета», 
  • «пировать в цветнике», 
  • «жарить взглядом сорняки», 
  • «пробовать всходы», 
  • «поедать сад всем сердцем», 
  • «кормить садом друзей», 
  • «дегустировать пиончики», 
  • «пить из тени», 
  • «жаждать взрослых деревьев», 
  • «собирать урожай альпийцев» ,
  • «наедаться многолетниками»? 


Как это связано с поливом кустарников, высадкой меристемы, кошением травы, делением многолетников, любованием укромными уголками, фотографированием, прополкой, покупкой семян?

Почти все говорили,  что сад — это место для творчества, медитации, расслабления, получения дополнительной бодрости, вдохновения. Почему же слова такие «питательные»? Почему, фотографируя себя и семью в саду,  многие показывают семейные ужины, столы для завтрака, застолья, мангалы, шашлыки?



Конечно, я понимаю, что многие выражения образны и показывают духовное и зрительное «насыщение» садом, но хочется все-таки понять, почему сад рождает такие образы, мысли и слова, которые всецело связаны с базовой потребностью человека — с потребностью в пище. Исследование опросов, разговоров на форумах, штудирование садовых сайтов сделали свое дело. Перед вами психологический вывод о недокормленности народа прекрасным. О садовой булимии в виде вечных закупок растений и переделке сада. В общем, о возможности утоления жажды и голода с помощью садовой деятельности.



«Когда я была маленькой, моя мама сажала зелень, картошку и тыквы, чтобы прокормить семью, не покупать продукты хотя бы летом и осенью и сэкономить нам деньги на одежду. Это было необходимостью, данностью, и мы с братьями помогали ей тянуть этот унылый воз садовых обязательств. Однажды осенним вечером к нам пришла молодая белокурая соседка. В руках у неё была охапка несъедобных растений, которые она посадила прямо в свежевспаханную грядку для лука и морковки. «Это вам для красоты, поешьте наконец-то и её», – сказала она. Я вспоминаю её, как образ ангела, открывшего мне дверь в рай. Весной я сидела на корточках перед купальницей, потом перед примулой, потом перед пионом, и у меня щемило сердце. Я никогда не видела столь прекрасных существ, как эти цветы — это и предопределило мою садоводческую жизнь».



«Я росла среди асфальта и суетливых людей, спешащих и молчаливых. Среди серого снега и грязных фасадов домов. Я ела макароны и котлеты, а всё растительное – из банок, поставляемых нам на стол ближайшими стеклянными магазинами с огромными баночными стеллажами. Когда мне исполнилось 12 лет, меня отпустили со старшей подружкой к её тёте за город. К ней нужно было ехать два часа на электричке и потом идти по пыльной просёлочной дороге ещё полчаса. Зачем мы туда ехали, я точно не помню. Я помню только, что удивлялась тому, что на ветках росли вишни и они пахли жевательной резинкой, что их можно было есть и кидаться косточками. Я помню, что утром подружка шёпотом позвала меня и мы пошли босиком в трусах и майках в огород и там ели колючие огурцы — не солёные, не маринованные, а сладкие – прямо с кустов.



Потом мы с ней срывали какие-то зелёные листья и пытались угадать – что это. Вкус петрушки нам был знаком, а другие – нет. Потом я помню, как все хотели идти в клуб, а я хотела остаться среди экзотической для меня зелени – помидоров и огурцов, чтобы вечером их понюхать, посмотреть, как они живут в темноте. Я хотела еще раз без посторонних глаз поесть всего, что там росло, вкусного и ароматного – чего я раньше никогда не ела. Тётя подружки все время говорила мне: «Ешь-ешь, настоящее, деточка! Попробуй, настоящее, понюхай, настоящее!» Эта поездка произвела на меня такое впечатление, что я с седьмого класса стала собирать деньги на собственную дачу. И я тогда уже знала, что посажу там всё-всё самое вкусное и настоящее и уже не должна буду есть макароны летом и жить в «ненастоящем» мире».

Не знаю, как вам, читатели, но мне грустно было расшифровывать эти записи. Потому что дети, живущие в нас по сей день, должны быть накормлены. Они должны быть защищены и обласканы землёй и её дарами.



Помните легенды об эликсире, который дарит бессмертие богам и заживление душевных и телесных недугов? У греков он назывался амброзией, у индийцев – амрита, скандинавские, а затем и русские мифы говорят о молодильных яблоках, а легенды ацтеков — о шоколадных напитках из зёрен какао. Все эти легенды и мифы отправляют нас в сад. Именно в нём можно было найти пищу, которая давала бы силы для подвигов, для творчества, которая лечила бы уныние и скуку.

Тем, кто не вкушал плоды сада, никогда не понять истинной радости от дождя, от солнца, от тёплого ветра, — настоящих, независимых процессов творчества природы. Творчество – это вкушение плодов своей работы. В каком-то смысле творчество – это вкушение бессмертия. 

Как же связаны процессы питания с творчеством в садовом деле? С ленивыми вечерами в беседке? С медитациями на траве и дрёмой в гамаке? Вспоминая теорию психологии творчества, можно сказать, что материалом, из которого создаётся сад, являются образ, слово и действие. Вот примеры образов, слов и действий, которые обозначили садоводы, отвечая на вопрос о самых любимых занятиях в саду. Перечисляю в порядке предпочтений:

  1. Обедать с семьёй в саду (23 голоса)
  2. Встречаться с детьми или друзьями в саду (19)
  3. Покупать новые растения (выискивать в каталогах или магазинах что-то новое) (18)
  4. Дегустировать (пробовать/испытывать) новые сорта (14) 
  5. Поглощать садовую литературу (14) 
  6. Освобождать растения от сорняков (11) 
  7. Поить (поливать) растения (10) 
  8. Гулять с чашкой чая или кофе на рассвете, пока все спят, высматривая, что ещё расцвело (8) 
  9. Представлять, как вырастут деревья (7) 
  10. Жаждать весны, рассматривая фотографии прошлого лета (5) 


Остальное – разное. Но всё о садовом питании. Почти во всех этих занятиях в той или иной степени присутствуют слова, связанные с пищей, с насыщением. Эти слова рождают образы духовного преображения (насыщения), а затем и действия — неустанные садовые труды. Итог оказывается удивительно интересным и поучительным. Слова, образы и действия постоянно «прорастают» друг в друга, и на этом строится их возможная и искомая смысловая общность – питания садом и садовыми делами. И мы, вскормленные садами, хотим накормить ими весь мир и всё живое! Это мы, вкусившие амброзии, знаем тропинки к садам с молодильными яблоками. И мы хотим провести этими тропинками всех детей, а заодно и взрослых, не утративших детское восприятие жизни.

Текст: Наталья Подлесная — друг и автор нашего журнала, садовод-психолог, неутомимо изучающая суть садового образа жизни.

А какими словами вы описываете свои любимые садовые занятия?

Статья размещена в разделах: личный опыт, психология, опросы, садоводство, сад и огород, занятия, статьи Автор статьи: Kalitka Журнал «Калитка» Россия Вы поблагодарили230 Добавили статью в избранное Екатерина




Leave a reply

You may use these HTML tags and attributes: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>